Как погибли Arthur Andersen и Enron

Этот почтенный господин с чудесной скромной розочкой в петличке – Артур Андерсен. Это не тот Андерсон, который писал замечательные детские сказки, и даже не его родственник. Артур был аудитором, или, сказать точнее – «публичным бухгалтером». Это чуть ли не единственная его фотография. Сразу хочу сказать, что Артур Андерсен был и умер честным человеком. Всё, о чём я сегодня расскажу вам, произошло уже после его ухода. Он создал отличную компанию, вывел её в топ рынка. Но теперь его имя будет занесено в историю и запомнится всем бизнесменам мира совершенно по другому поводу.

Компания была основана в 1913 году — Артур Андерсен и его партнер Кларенс Делани приобрели небольшую компанию «The Audit Company of Illinois». Новая компания стала называться «Andersen, Delaney & Co.», а с 1918 года — «Arthur Andersen & Co». В течение последующих почти 90 лет бизнес фирмы шел успешно — Arthur Andersen вошла сначала в «большую восьмерку», в «большую шестерку», а под конец своей деятельности — в «большую пятерку» аудиторских компаний. К 2002 году компания имела $9,3 млрд годового дохода и присутствовала в 84 странах. Клиентами компании по аудиту были 2,4 тысяч компаний из числа зарегистрированных американской Комиссией по ценным бумагам и биржам. Репутация и надежность аудиторских отчетов Arthur Andersen считались безукоризненными.

Основная задача публичного бухгалтера (или аудитора) в США состоит в подтверждении «достоверности отчетности», а по сути – прибыли крупных компаний, чьи акции котируются на фондовой бирже. То есть он должен был сказать: «Окей, парни, Генри действительно делает свои вонючие самобеглые коляски, продает их и получает неплохую прибыль». И парни бежали на биржу к своим брокерам скупать акции «Форд Мотор Компани».

Артур был честным человеком и хорошим бизнесменом – фирма росла и процветала, и продолжала процветать и после его смерти. К 2002 году компания имела $9,3 млрд годового дохода и присутствовала в 84 странах. Клиентами компании по аудиту были 2,4 тысяч компаний – акционерных обществ – только в США.

Всё было прекрасно, пока фирме не повстречался некий Эндрю Фастоу. Этот господин был главой финансовой службы гиганта американской энергетики Enron Corporation.

Дело было в конце 90-х и дела у Enron Corporation шли не очень, из-за неудачных сделок по диверсификации бизнеса (купили какой-то хлам убыточный). Господин Эндрю Фастоу, несмотря на то, что был топ-менеджером, был жуликом по своему складу ума. Причем довольно рядовым жуликом – хитрым и тупым.

Как всякий рядовой жулик он придумал хитрую и тупую схему выхода из корпоративного кризиса – сокрытие неэффективных активов в оффшоры. Только по одному юридическому адресу (Джорджтаун, а/я 1350) на Каймановых островах им было зарегистрировано 692 компании, связанные с Enron Corporation и управляемые им лично и его подельниками.

Затраты были снижены, прибыль – соответственно выросла, котировки акций, фьючерсов и прочих форвардов Enron Corporation поползли вверх. А аудиторы Arthur Andersen & Co стояли рядом и давали на все это положительные заключения (а в последствии выяснилось, что не просто стояли, а ещё и помогали разрабатывать схему). Бедный Артур, наверняка, не раз перевернулся в гробу.

16 октября 2001-го года мировой лидер в отрасли торговли энергоносителями, занимавший около 20% энергетического рынка США опубликовал финансовую отчетность, в результате которой капитализация компании тут же упала на 60 млрд дол. США. И даже дело не в том, сколь масштабен был убыток, куда больше впечатлят организация схемы, по которой этот самый убыток тщательно скрывался. Главными действующими лицами этого скандала стали три мошенника: Эндрю Фастоу (глава финансовой службы, Джефф Скиллинг (один из топ-менеджеров) и Кеннет Ли (президент и глава компании с 1986-го года). Именно они провернули всю аферу и без них, возможно, сегодня были бы живы и «Артур Андерсен» и «Энрон» и прочие компании, которые они утянули с собой в эту смертельную финансовую воронку.

Как только мошенничество было вскрыто и стало достоянием гласности – Enron рухнул. Это было не просто банкротство очередной коммерческой компании. Это было так, как если бы у нас обанкротилось «РЖД» или «Газпром».

Еще до проблем 2001-го года акции компании начали постепенно падать в цене, что относительно логично: топ-менеджеры до последнего старались удержать компанию на плаву. Осенью 2000-го года акции компании поднялись на свой исторический максимум — 90 дол. США за штуку, однако в течение всего года они обесценились почти в 4 раза — до 25 дол. США.

16 октября 2001-го года компания опубликовала отчет, в котором указала невесть откуда взявшийся убыток в 1,2 млрд дол. США. Поскольку предыдущая отчетность и деятельность компании, находившейся чуть ли ни на пике своей цены, в принципе не предвещала ничего подобного, такой убыток оказался громом среди ясного неба — акции корпорации упали сразу до нескольких центов.

Комиссия по ценным бумагам и биржам кроме расследования «дела Enron» стала проверять отчетность других клиентов Arthur Andersen. Через несколько недель банкротами последовательно признали себя другие крупные клиенты Arthur Andersen — такие «монстры» как WorldCom, Qwest Communications, Merck, Global Crossing и даже благотворительная религиозная организация Baptist Foundation of Arizona.

Дальнейшее расследование и вовсе переросло в международный скандал: Энрон был системообразующим энергетическим бизнесом США и в сравнении с крахом доткомов имел куда большую значимость. Предприятие, расположенное на 5 континентах оказалось фикцией, создав гигантскую сеть оффшорных компаний —  афера века поражала своими масштабами и количеством задействованных участников.

Неизвестно, в какой момент руководство решило создать из Энрона идеальную корпорацию, но реализация затеи требовала не один год. Суть идеи идеальной компании проста — сделать все, чтобы компания имела идеальный баланс, полностью отсутствовал риск, долги, а рейтинговые агентства присуждали бы все более и более высокие рейтинги. Как избежать долгов? Просто их не брать. Способов, как избежать рисков, несколько:

  • Хеджирование при помощи финансовых инструментов (деривативов) — дорого и сложно;
  • Страхование рисков — еще дороже;
  • Делегирование рисков в специально созданные для этих целей структуры.

Третий способ был придуман еще до Энрона. Да и в общем, вся афера века не была сколь новой. Скорее, она была усовершенствованной и увеличенной до гигантских масштабов. Именно третий путь и позволил создать две реальности корпорации Энрон:

  • Реальность осязаемая — электростанции, высоковольтные линии, очистительные и водные сооружения по всему миру и т.д.;
  • Реальность витринная — идеальная финансовая отчетность, высокие рейтинги, рост капитализации.

Афера века, создал которую Эндрю Фастоу, решала противоречие между поставщиками и потребителями электроэнергии. Потребителям были важны долгосрочные контракт и фиксированная цена, поставщики же были заинтересованы в краткосрочных договорах, благодаря котором можно было бы менять цену ежемесячно согласно рыночным колебаниям. К тому же поставщики все время жаловались на нехватку средств.

Выступая в качестве посредника «Энрон» решил предлагать потребителям электроэнергию по фиксированным ценам, как они того и хотят. С другой стороны, корпорация решила финансировать поставщиков энергии, тем самым закрывая финансовый и временной разрыв в финансовой цепочке «потребитель-поставщик». Дело оставалось за малым — найти временные деньги для оплаты электричества поставщикам до того момента, как расплатятся потребители. Афера века продолжала разрабатываться. Деньги для финансирования были найдены при помощи «секьюритизации».

——

Справка. Как работает «секьюритизация»:

  • Компания-создатель, планирующая получить деньги посредством секьюритизации, формирует один большой портфель из своих активов, который обеспечит финансовые поступления. Портфель продается (не передается временно, а именно продается). Дальнейшая судьба активов от компании-создателя уже не зависит;
  • Третье лицо, выступающее держателем активов, является целевой компанией, созданной под определенный проект. Иными словами, специально созданная компания для покупки определенного актива, этот актив выкупает, полностью реализуя свою функцию. Но где взять деньги? Целевая компания (Special Purpose Entity (Vehiсle) в США) эмитирует свои ценные бумаги — векселя, долговые обязательства, облигации, обеспеченные теми самыми активами, которые она собирается покупать у компании-создателя;
  • Чтобы долговые обязательства SPE активно приобретались, необходимо получение высокого кредитного рейтинга, после чего целевая компания получает доверие со стороны рядовых инвесторов.

По факту, целевая компания конечно же создавалась самой компанией-создателем и полностью ею контролировалась. Создатель при этом решал несколько вопросов: имя целевой компании не ассоциировалось с головной компанией-создателем, а целевая компания была полностью чиста, поскольку не проводила никаких иных сделок, кроме как с целевым активом. Если бы подобным привлечением капитала занималась одна структура, мог бы возникнуть ряд вопросов, с какой целью компания привлекает капитал.

Инвесторы же с чистой совестью вкладывали деньги в векселя и облигации, поскольку всецело доверяли рейтингу SPE, а также понимали, что бумаги обеспечены активом.

——

Применить эту схему настолько прямо корпорация не могла, поскольку корпорация изначально не владела базовым активом, который можно было бы продать целевой компании. Ведь поставщики готовы были предоставить электричество только после оплаты. А «Энрон» мог получить финансирование для оплаты электричества, только имея актив на руках. Получается замкнутый круг. Решение было найдено в так называемой системе «Кактус III».

Первая схема «Кактус I» по секьюритизации активов была совершена еще в 1991-м году и прошла весьма неудачно. Компания Энрон собрала пул на сумму 900 млн дол. США, которые были обещаны производителям газа, после чего продала эмитированные под данный актив ценные бумаги группе крупных инвесторов, в том числе General Electric. По условиям сделки инвесторы обязались впоследствии продать газ обратно (яркий пример хеджирования рисков при помощи своп-операций). Схема была скользкой, поскольку многое держалось на взаимном доверии — поставщики газа отпускать актив в долг не собирались, а сопутствующая документация была сложной и требовала расходов. Зато долг перед поставщиками был выведен с бухгалтерии.

Предыдущая схема имела один существенный недостаток: привлечение инвесторов предполагалось со стороны рядовых участников рынка, а для этого нужно было пройти рейтингование — кто же вложит деньги в неизвестную структуру? А получить рейтинг, не имея реальных активов, основываясь лишь на договоренностях было непросто. Тогда компания Энрон решила пойти по второму пути — привлечь не рядовых инвесторов, а крупных инвестиционных банкиров, консорциумы и т.д., обеспечив себе тем самым вместо рейтинга репутацию. А имея репутацию, получить рейтинг было делом техники.

Вторая сделка по схеме «Кактус II» — была проведена в 1993-м году. Тогда Система пенсионного обеспечения государственных служащих Калифорнии приняла решения вложить 250 млн дол. США в безбалансовые партнёерские инвестиции. В компанию также вложил деньги и Уоррен Баффет, что дало возможность «Энрону» активно рекламировать такое партнёрство: «Смотрите, нам доверяют самые серьёзные инвесторы мира!» Теперь компания «Энрон» с такой серьёзной репутацией могла создавать любые схемы.

Уже отточенная схема была усовершенствована и получила название «Кактус III»:

  • Создавалось две целевые компании (SPE), первая из которых — «Кактус III» — выпускала долговые обязательства двух классов: А (фиксированный процент дохода) и В (плавающий процент дохода);
  • Вторая целевая компания привлекала кредитные средства консорциума и банков, на которые покупала облигации и долговые обязательства «Кактуса III». К чему такая сложность? Банки не имеют право заниматься спекуляцией ценными бумагами, а вот выдать кредит компании, которая и займется этой самой спекуляций — запросто;
  • «Кактус III» на полученные деньги покупал газ и электроэнергию у производителей;
  • Компания Энрон выкупала у «Кактуса III» ресурсы и продавала конечным производителям по фиксированным ценам;
  • «Кактус III» от полученных денег Энрона погашала обязательства перед второй целевой компании.

Долговые облигации класса В продавались напрямую финансовому подразделению General Electric Credit. Тем самым подчеркивалось исключительное доверие активам «Энрон» со стороны крупнейших корпораций страны.

Такая схема, в первую очередь, позволяла вывести все кредитные обязательства с баланса Энрона на другие целевые компании. Это было решающим фактором для того, чтобы компания Энрон получала высокие кредитные рейтинги (ведь проверялась отчетность только Энрона). Высокие кредитные рейтинги обеспечивали доверие рядовых инвесторов, а значит компания Энрон могла и дальше проводить подобные операции в то время, как её капитализация росла с каждым днем.

Логично предположить, что продажа ресурсов по фиксированным ценам потребителям при изменяющейся цене от поставщиков была далеко не всегда прибыльной. Однако размах связанных структур был настолько огромен, что все эти убытки равномерно распределялись между SPE обоих уровней. Только по одному адресу на Каймановых островах было выявлено 692(!!!) связанные компании!

Секрет схемы столь огромного масштаба прост:

  • Уомпании SPE регистрировались только в оффшорных зонах, а потому связать их учредителей с топ-менеджментом энергетического гиганта было невозможно;
  • Привлекать все новый и новый капитал для финансирования SPE 2-го уровня позволяла репутация Энрон;
  • Инвесторы вкладывали деньги только потому, что активы были подтверждены высоким рейтингом корпорации, но фактически проданные SPE, уже не были собственностью Энрон — вся ответственность ложилась на SPE первого уровня «Кактус III», которая и расплачивалась с поставщиками, а затем и с кредиторами.

В определенный момент задолженность всех SPE достигла критической точки, и компания Энрон вынуждена была отразить убытки в своем балансе. Вы спросите, почему нельзя было просто утопить связанные SPE? Увы, система эмиссии ценных бумаг, долговых обязательств и договоров поставок с потребителями и поставщиками была настолько взаимосвязана, что проблема в одном узле схемы моментально отразилась на всех её участниках.

У многих компания Энрон ассоциируется с мошенничеством, однако вся схема с SPE абсолютно легальна. К слову, после банкротства Энрона ряд стран принял соответствующее законодательство, ужесточающее требования к финансовой отчётности.

Можно ли сказать, что компания умышленно скрывала убытки? Тоже нет, поскольку она просто переносила их на другие структуры и сообщать об убытках «Кактуса III» была не обязана. Да, в результате банкротства ведущие инвесторы и многочисленные фонды потерпели убытки, но в этом и заключается риск инвестирования.

Дальнейшая судьба главных действующих лиц следующая:

  • в 2004-м году компания Энрон вышла из состояния банкротства, частично сменила название, а в 2006-м году она распродала свои активы и прекратила существование
  • Кеннет Ли умер от инфаркта в 2006-м году, так и не получив срок
  • Джефф Скиллинг получил 10 лет, и уже в этом 2017-м году выйдет на свободу
  • Эндрю Фастоу получил 6 лет с конфискацией имущества (24 млн дол. США), уже давно на свободе и читает в американских университетах лекции по корпоративной этике.

И красота всей схемы не только в том, как масштабно она была организована, а в том, каким образом это было сделано с бухгалтерской точки зрения.

Банкротство компании получило название «Дело Enron» и стало одним из крупнейших в мировой истории. Основным обвинением, выдвигавшимся против Enron, была фальсификация отчётности, вводившая в заблуждение инвесторов. В ходе разгоравшегося скандала покончил с собой вице-президент компании Клиффорд Бакстер.

А что же с аудиторской компанией Артур Андерсен, давшей разрешение на схему секьюритизации «Кактус III»?

От Arthur Andersen & Co отшатнулись почти все крупные клиенты. За пару месяцев от ее услуг отказались 785 из 2300 фирм, в том числе и такие всемирно известные корпорации как United Airlines, Merck&Co., Aquila Inc., Costco Cos. и UnitedHealth Group. Фирма была вынуждена заявить, что прекращает заниматься аудитом компаний, чьи акции котируются на биржах.

В ходе судебного разбирательства обвинение привлекло господина Дункана (не Маклауда, а Дэвида) — менеджера Arthur Andersen, который руководил проверками Enron. Поняв, что его делают козлом отпущения, он подтвердил, что аудиторы Arthur Andersen фактически закрывали глаза на противоправные действия руководства Enron.

Руководство Arthur Andersen пыталось спасти компанию — глава фирмы Джозеф Берардино уверял в январе 2001 года, что «мы выживем, клиенты знают нас и не отвернутся от нас», «мы уверены в том, что фирма преодолеет кризис и клиенты не покинут её». Однако клиенты начали массово переходить к другим аудиторам. В результате к июню 2002 года, когда суд вынес решение запретить Arthur Andersen проводить аудит финансовых отчетов компаний, зарегистрированных в Комиссии по ценным бумагам и рынкам, компания уже по сути не дышала.

Последней каплей стало выявление того факта, что именно аудиторы поспешно уничтожили тысячи документов и электронных носителей, хранящих тайны сговора между менеджерами Enron и представителями Arthur Andersen.

Это довершило дело. В июле 2002 года компания Arthur Andersen & Co перестала существовать.

По материалам Википедияabbcapital.com и других источников

ЕЩЁ ИНТЕРЕСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ:

Добавить комментарий